English


О милосердии



РАВНОАП. КОСМА ЭТОЛИЙСКИЙ


Святой Косьма заботился и о сиротах, изголодавшихся, голых, жалких, во множестве бродивших по улицам городов и сел, чьи отцы геройски погибли от рук тиранов. Блаженный горячо призывал христиан из зажиточных семей, а также бездетных взять одного или двоих осиротевших детей, и тогда благословение Божие обильно будет изливаться на их дома.

...

На острове, где проповедовал Косьма, жил один бедный портной, у которого долгое время правая рука была сухой и неподвижной. Святой же сказал, что он должен прийти на проповедь и тогда Бог его помилует. Бедняк послушался и на следующий день оказался исцеленным!

Память 24 авг. (6 сент.).



Сегодня:




Праздник:


Пост:

 

Трапеза:

Святые:

Евангельские чтения дня:


Икона дня:

Новости


Новости

Было трудно, но весело!

Ираида Ивановна начинает каждое утро с того, что обходит комнаты, где живут подопечные Обители милосердия и со всеми здоровается. И делится радостью, ведь наступил новый день! После перелома шейки бедра она передвигается с ходунками и даже занимается гимнастикой.

Ираида Ивановна живет в Свято-Елисаветинской Обители милосердия уже два года. Соседей по комнате всегда поддерживает, делится впечатлениями от прогулок, рассказывает о прочитанных книгах (чуть больше года назад к ней вернулось зрение после операции). Книги читать она любит еще с детства. Правда, вспоминает Ираида Ивановна, это было настоящим отдыхом, ведь в послевоенное время люди все время работали...

Наша подопечная и начинающая журналистка Лия Арестова побеседовала с Ираидой Ивановной об интересных случаях из жизни.

– Расскажите, пожалуйста, о своем детстве, где родились, как в семье относились к Богу, как помогали другим, как проявлялось милосердие в семье?

– Я родилась в совхозе под Екатеринбургом в 1941 году. Жизнь была тяжелая. Оставалась часто одна дома. Мама была на дойках круглосуточно, в ручную доили коров, сидя на скамеечке. Маленько подросла я и стала маме помогать.

Сначала на кулаках наш совхоз строился, потом военнопленные немцы строили. Голод и холод был. Молока нельзя было взять. Все для фронта - все для Победы! Эта ясельная моя жизнь. Потом детский сад, также росла, как все другие дети, в голоде и холоде. Победу застала в садике. Помню как обнимались: нянечки, воспитательницы и родители.

Хозяйство было свое совхозное. Все там было: коровы, свиньи, куры, гуси, утки. Яйца несли куры в лесу, в домиках цыплят выводили. Мы ходили в лес, там рядом у нас на болоте росла клюква, грибов было много, цветов... Веселое было детство!

К Богу относились очень дружелюбно. Папа и мама были раскулачены, набожными были. Бабушки, продающие молоко, собирали все молитвы. В то время церкви закрывали, все это было закрыто, а бабушки собирались и молились у маминой мамы. А потом собирали столы, накрывали. Нас сначала накормят на улице, а потом сами. Приходили пешком из поселка Исток в наш совхоз. От совхоза до Истока три километра. В нашей семье мама молилась. Все друг друга уважали, помогали друг другу. Похороны, свадьба или болезни - все вместе переживали, как родня. Потому что все были раскулаченные. У всех семьи были раскиданы-разбросаны. И поэтому все общались плотно и молились.

– Расскажите, как Бог проявлял свои чудеса в Вашей жизни, как Вы пришли к вере?

Я поступила в Московско-статистический техникум при Совете Министров. Образование у меня средне-специальное - экономист-статистик. Техникум закончила с отличием. Сначала училась в вечерней школе, нянечкой в ясли пошла работать. В яслях немного отработала и поступила в Дом Офицеров на курсы машиниста делопроизводства. Потом гуляла по городу и увидела объявление, что требуется секретарь-машинистка статистического управления. Туда поступила на работу. Меня продвинули, техникум московский закончила. Потом отправили в командировку в поселок Кольцово перепись земли помогать делать. Считать, кто сколько имеет соток земли, перепись садовых участков. Там со мной был такой случай. Я пошла по железнодорожной линии (нет, чтобы по дороге идти!), навстречу мне едет поезд, а за мной следующий. Мне машут рукой – сзади поезд. Попала в переплет! Мне сказали ложиться, и я легла и живая осталась. Я считаю, что мне Бог помог с Пресвятой Богородицей. Я осталась живая между двух поездов. Это было мне лет восемнадцать. Еще случай был, тоже в юности. В лес пошли по ягоды, застала гроза. Ягод у нас много в лесу: земляника, черника и грибы. Нас застала гроза, в дерево попала молния, под которым я стояла – верхушку снесло, а я живая осталась.

– Расскажите, как раньше люди относились друг к другу?

– Раньше жили бедно, но дружно. Со всеми делились. У кого горе – деньгами помогали, у кого соли нет, у кого сахара нет, у кого хлеба нет – делились. А сейчас закрываются все друг от друга. А тогда бедные все в заплатках бегали, постирано и ладно. Мы с подружкой на танцы ходили. У нее платье штапельное с цветочками, у меня в горошек с белым воротником, мы с ней менялись. Из леса придем, двадцать километров пройдем туда-сюда, устанем, выстираем платья. Услышим, что гармошка заиграла на танцплощадке, а у нас платья еще на веревках сохнут. Быстренько утюг накалили углем, выгладим и на танцы бежим. Накружимся, а утром на работу. Весело было, некогда было плакать!

– Расскажите про свои увлечения, хобби, может быть, какие-то интересные случаи в Вашей работе?

– Я в школе работала секретарем. Ребятам, которые не успевали по учебе, я помогала контрольные работы делать. Приглашу ребят к себе в кабинет из десятого, восьмого класса, подскажу им решение контрольных и говорю им: «Только меня не выдавайте!» – «Нет, Ираида, не выдадим». И таким образом, двоечники свои работы сдавали на тройки, а кто на четверки учился, те отличниками становились. Учителя, удивляясь, говорили: «Что это у нас дети целый год на двойки учились, а экзамены сдали на тройки, на четверки да на пятерки?» Я только улыбалась да смеялась. Родители знали, что я помогаю их детям решать контрольные.  Выпускники меня все еще не забывают. Все уже постарели. Переписывала характеристики им. Ребятам надо было поступать в ФЗУ, а двоечники никак не могли в ФЗУ поступать потому, что хулиганили много. Я им дома перепишу характеристики, наставлю им штампы - печать круглую, идите с Богом!

– Расскажите о воспитании детей. Как воспитывали детей в вашей родительской семье, как Вы сами воспитывали детей, может быть, есть какие-то забавные случаи?

– У меня сын Андрюша, когда я работала в школе, учился в третьем классе, часто болел. Его отправили с ребятами от класса в пионерлагерь, поправить здоровье. Они собрались с ребятами удрать домой через лес. Их воспитательницы сразу же нашли под елочками в лесу. Замерзли, голодные. Их вернули и нам написали письмо. Я получила письмо и быстренько собрала вещи Андрюшины, чтобы переодеть его там в свои вещи, села в машину и забрала ребенка из этой «лесной школы», чтобы больше не убегал. Школа, где я работала, находилась рядом с нашим домом, и я могла смотреть с балкона, как Андрюша доходит до школы. Воспитывала я его как все родители, не била никогда. У меня было два слова – «ну, погоди», когда он напроказничает, он этого боялся. «Мама, не надо!» – «Ну, погоди!». Я его никогда не била, у нас никто не дрался в семье, никто грубого слова не говорил. Подулись немножко, растаяли и опять все вместе разговариваем.

– Какое у Вас в детстве было ласковое прозвище, как Вы думаете, с чем это было связано, чем Вы отличались от других детей?

– Прозвище у меня было Кутя. У нас были курицы, ну а я зову их: «Кутя, кутя, кутя!», – собираю их, чтобы потом в сарайку закрыть. Они бегут - бегом. Так и стали меня Кутей называть. Или начинаем с ребятами в прятки играть, дома далеко спрячусь, закроюсь — все, меня не найдут! Как-то раз отправила меня мама за дровами, жили мы в деревянном доме холодном. Мне было лет одиннадцать, мама была на работе, замок застыл, я не могла его открыть. Плюнула в замок, язык прилип у меня. Потом мужик какой-то шел и спрашивает: «Все висишь?» А у меня язык прилип-то к замку, он меня дернул, а кожа то осталась на замке. Мужик расковырял дырку в замке да открыл мне сарай. И я натаскала дров, мама пришла с работы все дома есть, только я с ней не разговариваю. «А ты что, Ираида, со мной не разговариваешь?» Я в ответ ей мычу, язык у меня долго болел. Мама смеялась: «Да кто это в замок плюет то зимой!» – «Я хотела его разогреть, чтобы открылся».

– Расскажите, как в семье, в которой Вы росли, относились к старикам и вообще к старшим? Может быть, остались какие-то воспоминания из рассказов бабушек или дедушек?

– Я воспитывалась с дедушками, с бабушками по папиной и маминой линии. Копали картошку с бабушкой. Осенью, где-то в сентябре, собирали картошку. А дедушка зимой починял мне валенки. Фамилия у бабушки с дедушкой была Новоселовы. И у меня была такая же фамилия, потом я ее поменяла. Дедушка мне помогал в учебе. Дружелюбно очень относились, жалели друг друга. Я с бабушками ходила в лес по ягоды. Мама на работе, а я дома прибирала. Со стариками все была. Держали корову. Коровье молоко было только на продажу, а мы молока не видели. Деньги, что мы получали от продажи молока, тратили на бантики, на школьные формы да на учебники. Это уже потом – выросла, сама зарабатывала, а тогда пропалывала в поле крапиву, собирали землянику. Пчелы у нас свои были, совхозный улей. На выставку сколько коров, свиней возили, медали Ленина давали! Рано начала нянчиться с детьми. За это кто молока, кто кральку, кто конфетку даст. Маме не надо было покупать.

– Какие колыбельные Вам пела мама? А какие колыбельные Вы пели своим детям?

– Что детям в яслях пела, то и пела… «В лесу родилась елочка», «Заиграла дудочка в зеленом саду, услыхала уточка, плавая в пруду, с малыми утятами начала плясать, крыльями и лапками воду колыхать». А родители мне никаких песен не пели. Папа без вести пропал. Маме тоже некогда было песни петь, дояркой работала. Я и сама рано научилась доить, в шесть лет я уже доила и коров посла.

– Расскажите про свое любимое блюдо.

– Мы бедно жили, не из чего было готовить любимое блюдо. Что под рукой, то и сваришь. А вкуснятину я ела только, когда в яслях работала. Первое, второе, третье...

– Расскажите про свой семейный отдых, как было принято отдыхать в вашей семье?

– Я когда в школе работала, по городам Советского Союза ездила, с детьми в пионерских лагерях, к тетке ездила. Особенно некогда было отдыхать, работали. Отдыхала я только после бани во всем чистеньком или за чтением хороших книг.

– Расскажите про отношение к труду в вашей семье, как дети помогали взрослым, со скольки лет было принято работать? Какое отношение было к работе?

– С раннего детства работали, как только встала на ноги и начала ходить. Картошку собирали, пололи, водилась с младенцами. Тогда не было такого, чтобы кто-то отдыхал, все помогали друг другу. Когда я училась в школе, мы ходили к пожилым людям пол подмести, дрова натаскать, мусор вынести, воды принести – нас так учили пожилым помогать.

– Расскажите, как долго родители помогали детям во взрослой жизни в вашей семье? В чем выражалась эта помощь?

– Родители всю жизнь помогали в житейских делах. Никто никогда не отказывался помочь. Врача вызвать или посидеть с маленьким соседским ребенком. Все дети воспринимались как свои. Все воспринималось легко. Очень дружно жили.

– Расскажите, как дети помогали родителям, в чем выражалась эта помощь, какие интересные случаи можете вспомнить?

– Я заболела, а сын Андрюша в школу уже ходил. Он собрал своих друзей, натаскали мне дров, девочки подмели пол, натаскали воды. Таблеток принесли!

– Расскажите, что Вам интересно в делах веры, как выражалась Ваша вера, какие Ваши любимые духовные книги или молитвы?

– Я верила в Бога, да и все. Все равно какая-то сила-то ведь есть. У меня дома библиотека, но там ни одной духовной книги нет, это здесь, в Обители, я начала духовные книги читать. Все книги хорошие, все нравятся!

 


Назад