English


О милосердии



Продавец одного небольшого магазинчика прикрепил у входа объявление «Продаются котята». Эта надпись привлекла внимание детишек, и через считанные минуты в магазин вошел мальчик.

...

Поприветствовав продавца, он робко спросил о цене котят. – От 30 до 50 рублей, – ответил продавец. Вздохнув, ребенок полез в карман, достал кошелек и стал пересчитывать мелочь. – У меня только 2 рубля сейчас, – грустно сказал он. – Пожалуйста, можно мне хотя бы взглянуть на них, – с надеждой попросил он продавца. Продавец улыбнулся и вынул котят из большого короба. Оказавшись на воле, котята довольно замяукали и бросились бежать. Только один из них, почему-то явно от всех отставал. И как-то странно подтягивал заднюю лапку. –Скажите, а что с этим котенком? – спросил мальчик. Продавец ответил, что у этого котенка врожденный дефект лапки. – Это на всю жизнь, так сказал ветеринар. – добавил мужчина. Тогда мальчик почему-то очень заволновался. – Вот его-то я и хотел бы приобрести. – Да ты что, мальчик, смеешься? Это же неполноценное животное. Зачем оно тебе? Впрочем, если ты такой милосердный, то забирай даром, я тебе его и так отдам, – сказал продавец. Тут, к удивлению продавца, лицо мальчика вытянулось. – Нет, я не хочу брать его даром, – напряженным голосом произнес ребенок. – Этот котенок стоит ровно столько же, сколько и другие. И я готов заплатить полную цену. Я принесу вам деньги, – твердо добавил он. Изумленно глядя на ребенка, сердце продавца дрогнуло. – Сынок, ты просто не понимаешь всего. Этот бедняжка никогда на сможет бегать, играть и прыгать, как другие котята. При этих словах мальчик стал заворачивать штанину своей левой ноги. И тут пораженный продавец увидел, что нога мальчика ужасно искривлена и поддерживается металлическими обручами. Ребенок взглянул на продавца. – Я тоже никогда не смогу бегать и прыгать. И этому котенку нужен кто-то, кто бы его понимал, как ему тяжело, и кто бы его поддержал, - дрожащим голосом произнес мальчик. Мужчина за прилавком стал кусать губы. Слезы переполнили его глаза... Немного помолчав, он заставил себя улыбнуться. – Сынок, я буду молиться, чтобы у всех котят были бы такие прекрасные сердечные хозяева, как ты.



Сегодня:




Праздник:


Пост:

 

Трапеза:

Святые:

Евангельские чтения дня:


Икона дня:

Новости


Новости

А НА ПАСХУ – ПО 30 КУЛИЧЕЙ!

Наша Валентина Леонидовна родом из деревни Молёбка Кишертского района Пермской области. Крестили ее в младенчестве, практически сразу же после рождения (23 февраля 1924 г.), и имя дали в честь мученицы Валентины Кесарийской (девы). Все документы, свидетельствующие о дате рождения и крещении, остались в деревенской церкви и были утрачены при советской власти. Позже при определении возраста, судя по миниатюрной фигурке, ее возраст определили на несколько лет меньше действительного (примерно на 2 года) и вписали в документы.

О своей родной семье Валентина Леонидовна вспоминает следующее. Дедушка Федор был родом из мест близ Оптиной Пустыни, бывал в Дивеево. По роду занятий был военным и однажды попал в плен, откуда, спустя время, выше сам и вывел целый полк пленных, провел их через Башкирию до Пермского края, «там встретился с бабушкой Анисьей, и родилась мама». Родители Валентины Леонидовны – Александра Федоровна и Леонид Александрович Беляевских. Семья была большая, многодетная. Отца не стало рано, – он умер от болезни сердца в возрасте 25 лет, когда Валентине Леонидовне было 4 года. Она с большой любовью и очень светло вспоминает своих родителей. Помнит, как папа посадил ее рядом на шапку, чтоб не замерзла.

После смерти отца Валентина Леонидовна с братьями и сестрами остались с мамой и бабушкой. Детство было голодное. Со страхом собирали колоски на полях, так как за это могли посадить в тюрьму…

Вспоминает, как доили корову и отдавали молоко государству: «Выписали бумажку, что мы должны 500 литров, а мы сдали только 300. И, когда пришли снова, чтобы еще сдать, нам сказали, что молоко ушло на жирность. Тогда стали доить корову в поле, чтобы молоко в жирность не уходило».

После смерти отца за маму сватался какой-то человек, уже будучи четырежды женатым, но Александра Федоровна отказалась. Спустя время, она вышла замуж за вдовца, и семья увеличилась: общих детей стало 14.

Все трудились на благо государства. Во время войны Валентина Леонидовна наравне со всеми трудилась в колхозе. Специализированных машин (тракторов) тогда не было, приходилось все делать своими силами и с помощью лошадей, «готовили элеваторы и посадочный материал». Кроме этого их семья собирала посылки на фронт, Валентина Леонидовна помогала их подписывать (для этого тогда использовались карандаши и грифельные досочки). Помнит так же, что в годы войны в деревню Молёбку эвакуировали людей из Сталинграда, нужно было за ними ухаживать – и подкормить, и подлечить, и утешить.

После войны Валентина Леонидовна работала в деревне библиотекарем.

С большой любовью и слезами на глазах вспоминает, как в послевоенное время имела радость знакомства и общения с Георгием Константиновичем Жуковым. Они встретились в одном из санаториев, но на тот момент она даже не подозревала, с кем общается, настолько просто он держался и вел себя. Узнала только позже по фотографии в газете, когда был напечатан некролог.

Вспоминает, как мама сама варила сыр: «пошехонский, костромской и другие – все рецепты знала на память. Сыр выстаивался по многу месяцев в погребе, закрытом большим валуном. И, когда уже потом готовый сыр разрезали, на поверхности среза и на ноже оставался масленый след».

Когда Александра Федоровна варила сыр, то отправляла Валентину Леонидовну с ним в Свердловск, Челябинск, Курган, чтобы она раздавала его в церкви нуждающимся, бедным, в приюты и только что вышедшим заключенным на вокзалах.

А на Пасху в семье стряпали по 30 куличей. Мама резала их пополам, и они тоже раздавались бедным и нуждающимся.

Вспоминает, как за много километров ходила пешком в храм, чтобы помолиться и взять просфорочку (просфора была из темной муки, так как другой не было), а потом возвращались домой, снова молились и делили одну просфорочку на всех. «Всем по крошке доставалось. И кушали ее с чаем. И какая радость у всех была!»

Радуется, что сейчас такое время, что можно свободно ходить в любой храм и исповедовать веру. Вспоминает крестные ходы с митрополитами Екатеринбурской епархии владыкой Мелхиседеком, Никоном, Викентием. Помнит, как с отцом Владимиром Зязевым (ныне митрофорный протоиерей, настоятель Прихода Храма Рождества Христова на Уралмаше) ходили крестным ходом и просто пешком в храм села Слобода Коуровская. Говорит, что во многих современных храмах была и пешком ходила в станицу Державная и на Ганину Яму.

В семье Валентины Леонидовны по ее словам в нескольких поколениях были священнослужители, но все были убиты и замучены. После войны родственников жизнь разбросала, и они потерялись, рядом оставалась только родная сестра Глафира Леонидовна и племянники – Инна Тихоновна, Надежда Александровна, Александр Александрович (своих детей у Валентины Леонидовны не было). До преклонных лет Валентина Леонидовна и Глафира Леонидовна оставались жить в Молёбке, несмотря на возраст и немощь. Но в 90-х годах колхоз закрыли, деревня стала пустеть, люди уезжали в города, транспорт до Молёбки ходил все реже. Инне Тихоновне, чтобы навестить маму и тётю, приходилось преодолевать около 50 км пешком… Бабушки все чаще болели, и Инна Тихоновна приняла решение забрать их к себе в Екатеринбург. На этот период пришлось обесценивание денег в стране, что не обошло стороной и семью Валентины Леонидовны. С большим трудом, собрав все оставшиеся средства, они приобрели небольшую квартиру в городе Среднеуральске (недалеко от Екатеринбурга). Глафира Леонидовна приехала уже лежачей, Валентина Леонидовна еще могла передвигаться с помощью палочки. В Среднеуральске сестры старались бывать в храме, позже Инна Тихоновна приглашала священника домой. И в один из его визитов, видя, что Валентине Леонидовне требуется постоянный уход, предложил ей переехать в Обитель милосердия при храме святой Великой Княгини Елисаветы в городе Екатеринбурге, и сам лично позаботился о ее устройстве и дороге. Так Валентина Леонидовна стала подопечной нашей Обители милосердия.

О личной жизни Валентина Леонидовна говорит мало. Ее муж работал в секретной артиллерии, и говорить об этом никому было нельзя, даже родным. Только несколько лет назад Валентина Леонидовна стала об этом рассказывать. «Во время войны всех наших женихов поубивали, или они умерли от ран. Стали свататься другие. Меня родственники журили, что останусь старой девой. Мне это было обидно. Стал ко мне свататься один человек, позже мы узнали, что являемся дальними родственникам, но было уже поздно». Так Валентина Леонидовна и Аркадий Степанович Вавилов стали мужем и женой. Он забрал ее к себе в дом, где она часто оставалась с его родными, пока он был на службе. Детей у них не было, о чем Валентина Леонидовна очень сожалеет, потому что «очень любит маленьких». К сожалению, Валентина Леонидовна и Аркадий Степанович вместе прожили недолго. Он был военным летчиком, до войны служил на Восточной Украине, а после войны – на Западной. При выполнении очередного задания его самолет был подбит бандеровцами и упал в болото. Проведя в трясине много времени, он получил воспаление легких и оказался прикованным к постели. Валентина Леонидовна ухаживала за ним в течение 8 лет. Больше замуж она не вышла, не захотела, хоть и говорит, что «знатные летчики к ней сватались».

Валентина Леонидовна - удивительно светлый и радушный человек. Она всегда очень тепло встречает каждого, кто к ней подходит, а когда ее поздравляют, в ответ желает не меньше. Вот несколько ее добрых слов, обращенных ко всем: «Семья – это объединение талантов, умножение талантов, любовь к Богу и друг к другу»; «С нежностью принимайте ласку от тех, кто Вам дорог. И с нежностью отдавайте то, что у Вас есть, пока Вы молоды!».

Рассказ составлен сестрами милосердия на основе воспоминаний Валентины Леонидовны Вавиловой и ее племянницы Рудаковой Инны Тихоновны в течение 2014-2016 годов.


Назад