English


О милосердии



Давайте поможем тем беднякам, которые умоляют нас об этом, и если они даже обманывают нас, не надо придавать этому слишком большого значения. Ибо такого милосердия, прощения и доброты заслуживает каждый из нас.

Иоанн Златоуст


Сегодня:




Праздник:


Пост:

 

Трапеза:

Святые:

Евангельские чтения дня:


Икона дня:

Новости


Новости

Любить несмотря ни на что

Продолжаем серию интервью с братьями и сестрами милосердия. Наша подопечная Лия Арестова побеседовала с Артемием, братом милосердия. Артемий несет служение в Обители святой Елисаветы более года. Он пришел сюда, узнав о храме, как говорится случайно, из интернета. Но мы все знаем, что ничего случайного в этом мире нет...

– Искал работу для православных. Было единственное объявление, позвонил, взяла трубку старшая сестра Обители милосердия Анна Анатольевна. Мне вдруг показался голос знакомым. Знакомым и родным. А когда пришел в Обитель, было чувство, что я уже тут не первый раз.

При устройстве в Обитель милосердия представлял, конечно, немного, чем предстоит заниматься, но все оказалось совершенно по-другому. Потому что к подопечным привязываешься, это как семья становится. За каждого беспокоишься и молишься, переживаешь.

Я раньше никогда не слышал такого понятия «брат милосердия». У всех только на слуху «сестра милосердия». А когда пришел в Обитель, то понятно, что женщины не везде справляются. Где-то надо и силу мужскую, и технические навыки. Брат милосердия – это специалист широкого профиля. Его в работе отличает физическая сила, умение обращаться с техническими средствами. С теми же очистителями воздуха, подъемником для лежачих больных. А также помощь требуется как завхоза что-то отремонтировать, поднять и переместить подопечного с одного места на другое, повернуть подопечного в постели… В храм или на прогулку помочь одеть подопечных. Сестры такие хрупкие.... Слово доброе сказать сестрам. И, конечно, главное – помочь подопечным перенести тяготы.

Иногда подопечный долгое время находится в тяжелом состоянии. Молчит, ничего не говорит... А вдруг приходишь и видишь, что человек, который молчал неделями, говорит «привет» и улыбается. И от этого на сердце так тепло и радостно становится, думаешь: ну вот не зря я здесь. Я заметил за собой, что иногда для своей семьи делаю меньше, чем в Обители, но мои близкие относится к этому с пониманием. Не требуют искать другую работу. Живем тем, что пошлет Господь.

Мне приносит радость простая улыбка, какой-то прогресс у подопечных… или с деменцией бабушка вдруг раз ни с того ни с сего какую-то фразу скажет, тебе стихи прочитает! Или с Анной Ивановной споешь или разучиваешь песню. Я рад, когда есть прогресс. Я думаю, что мои действия могут изменить жизнь человека.

Потеряв человека, я радуюсь, что он перешел в новую жизнь, что предстанет пред Господом. Бывает чувство утраты, конечно. Стараюсь радоваться за усопшего, надеюсь на спасение. Подопечных помню всех. У каждого особенное что-то. И Людмила Петровна запомнилась... И Валентину из Старо-Уткинска, которую привозили со страшными болями, а она лежала с улыбкой, перенося эти страдания. Всех помню... Веру Михайловну... Марию Игнатьевну тоже, сколько радости принесла.

Для меня самые трудные подопечные – это те, которых тяжело физически поворачивать. Я пока здесь всего год проработал. Но гарантии нет, что выдержу. Будут проблемы, будем бороться.

Есть в жизни Обители милосердия и забавные случаи. Запомнилось, как Анну Ивановну укладываю в кровать, начинаю колыбельную петь «баю, баюшки, баю...», а она продолжает: «не ложися на краю» и добавляет «аллилуйя».

Из увлечений помимо служения: редко, но метко, случаются прогулки в лес, общение с природой в выходные, этюды, планер. Сад, огород.

Я в детстве мечтал стать лесником или егерем, потому что очень люблю природу. Даже когда знал, что мы с семьей завтра идем в лес, просыпался затемно и всех будил. Много случаев было, что даже ребенком я мог показать дорогу, если все заблудились.

Уважение и почитание старших у нас в роду. По деду по армянской линии фамилия Аванесянс – она предполагает, что род древний. Прабабушка со стороны мамы - Шёсток Анна Ивановна из рода польских князей, но жила в Москве. Вышла за дедушку, который был простой портной. Бабушка умерла рано во время гражданской войны, дед стал работать на санитарном поезде. Там и умер, где-то вдоль станции его и похоронили. Дедушкины родители были купцами в Екатеринбурге. Купеческий род, знаменитый. Первой гильдии купцы. Дед меценат был.

Милосердие – это милое сердце. Милосердие – это чуткость к окружающим, наверное. У брата милосердия должна быть доброта и чуткость. Видение еще должно быть обязательно – в какой ситуации нужна помощь. Наверное, каждый может стать при желании братом милосердия. В каждом человеке зерно добра посеяно. Рано или поздно оно раскроется.

В Обитель милосердия приходишь, как в семью, а в мире приходишь на работу в сообщество людей, имеющих цель заработать деньги. Меньше душевности. В Обители объединяет и молитва, и акафист, теплое отношение. Трудности бывают разные в работе с подопечными. Иногда грубость вырывается. Да все Слава Богу, никаких особых трудностей. Трудно пережить только, когда видишь, что человеку плохо и не можешь помочь. Трудно, когда уходят из жизни люди, к которым ты привязался. Трудно не навредить. Главное с открытым сердцем идти к людям, а подход найдется к каждому.

Благодарность? Даже не думаю об этом никогда. Благодарность – это смех и улыбки подопечных. Смысл жизни, я считаю, не только в спасении, но еще научится любить не смотря ни на что. Даже вопреки.


Назад