English


О милосердии



Если постраждете со страждующим (невелико, кажется, сие) — с мученики счисляетесь.

Прп. Лев Оптинский


Сегодня:




Праздник:


Пост:

 

Трапеза:

Святые:

Евангельские чтения дня:


Икона дня:

Новости


Новости

Господь учит Ему доверять

Продолжаем цикл бесед, которые Лия Арестова, подопечная Обители милосердия, проводит с нашими братьями и сестрами милосердия. Сегодня рассказываем о Татьяне Анатольевне Верещагиной. Татьяна долгое время ухаживала за подопечными, которые находятся на территории Обители. Но недавно у нее появилось новое послушание — оказание патронажной помощи нуждающимся на дому. Каков был путь Татьяны Анатольевны к служению ближнему, и как дается ей служение, мы узнаем из этого интервью.

О мечтах

У меня была мечта, но как-то Бог не дал ее воплотить. Я очень люблю танцы и хотела быть балериной. Я всегда, когда смотрела спектакли, у мамы спрашивала: «Мама, а что он ей говорит, а что она говорит?», - и мама мучилась и придумывала, что же они друг другу говорят. Но балериной стать не получилось, а другой мечты, наверное, и не было, до последнего дня школы я не знала, куда мне поступать, чем мне заниматься. И потом все искала себя, меняла работы. Теперь думаю, что, наверное, вот это сейчас то, чем мне и надо было заниматься сразу. И если бы окружающие не уговаривали бы, что очень важно образование именно высшее... Оно, конечно, нужно и важно, но это большой подарок, когда ты знаешь с детства или с какого-то времени хотя бы, какие у тебя способности, то есть к чему ты предрасположен. Когда люди себя находят –  это большое счастье. И нужны, конечно, абсолютно все профессии, все специальности. Сейчас бы я, наверное, пошла бы в медицинское училище, если бы начинать все сначала, хотя, наверное, всему свое время.  Может быть, раньше я к этому не была  готова. Скорее всего, было бы все то же самое, поэтому жалеть не о чем. Наверное, жизнь для того и дана, чтобы разобраться, а кто ты, для чего ты, поэтому все так как должно было быть.

О милосердии

Очень мне нравится определение одного из наших современников о том, что такое милосердие. Это «ничем не заслуженная любовь». Наверное, этому только и учатся. Вообще мне кажется, что так любить может только Бог. Люди каким-то Святым Духом могут жить так и быть такими милосердными. Какие качества у сестры милосердия? Мне кажется, как и у любого человека. Нет ничего особенного и специфического. Главное - честно делать свое дело, уметь сочувствовать, вникать в человека.

Медицинские сестры и сестры милосердия

Раньше это было одно и тоже. Не было медицинских сестер, все были сестрами милосердия. И я думаю, что в своем замысле и смысле это действительно одно и тоже. В период богоборчества, чтобы совсем изжить какое-то упоминание Бога - убрали слово «милосердие». Это говорит о том, что основное качество Бога - милосердие, и именно это слово убрали. Именно оно напоминает людям о Боге. И стали уже медицинские сестры, а не сестры милосердия. Сейчас есть это разделение, не отмахнуться от этого. Это отражение особенностей нашего времени. Теперь, как когда-то вера, церковь, оно возвращается в нашу жизнь постепенно, поэтому и существуют и сестры милосердия, и медицинские сестры. Но это не значит, что медицинская сестра не милосердная или, что сестра милосердия всегда милосердна. Нет, абсолютно нет, когда говорят «сестра милосердия», то это какое-то публичное признание того, что ты во всяком случае учишься верить, доверять Богу, ну и что ты человек Церкви. И это даже может быть признание не только для людей, но и для себя. А сейчас сестры милосердия не только выполняют работу медицинских сестер. Они еще занимаются социальной работой, работают с благотворителями, занимаются хозяйством, готовят. Отличие именно в твоей принадлежности к Церкви. В глазах общества разница именно в том, что вот эти люди церковные, а эти не в церкви.

Первые дни в Обители

Я пришла в Обитель, как и большинство. Бог как-то неспешно ведет человека. Начинала с добровольчества, потом познакомилась с нашей Натальей Ивановной. И уже когда Наталья Ивановна оказалась тут, я ее стала навещать. Так и появилась в моей жизни Обитель.

Я не могу сказать, что у меня остались воспоминания именно от посещения Обители. Помню, что однажды зашла на кухню, и у меня почему-то в голове прошла мысль, она мне тогда еще как-то показалась не моей, о том, что я буду здесь работать. Я думаю, что на любой работе, когда работа новая, люди новые, это требует привыкания, хотя, конечно, работа была кардинально другой. Не такая, чем я занималась, и это тоже было очень сложно. Очень многое пугало. Очень я нервничала, переживала, что у меня не получается, что-нибудь случится, и я не справлюсь.

Сейчас стало поспокойнее здесь, Господь учит Ему доверять. И теперь это доверие, конечно, еще далеко не абсолютное, но оно подросло и поэтому сейчас полегче стало, чем вначале.

Подопечные

Вообще помнится каждый человек и из тех, кого нет, и из тех, кто есть. Про тех кого нет, про каждого, вспоминается какой-то случай и он запоминается. И я не всегда могу понять, чему же этот случай учит, то есть, если он запомнился, значит, он что-то значит. Помню Анну Васильевну. Они вместе со своей дочкой Валентиной Васильевной приехали. И запомнилось мне то, что какое-то время своей болезни Анна Васильевна все время звала по очереди: дочь, маму и Господа. Потом болезнь прогрессировала, становилось хуже, и Анна Васильевна звала уже только маму и Господа. Как будто бы этот мир, он уже ее не так интересовал, не так держал. А последние дни она говорила только «Господи, Господи!». Все, что у нее осталось, наверное, главного, это был Он.

Еще вспоминается наш любимый Юрий Дмитриевич. Его радостное приветствие. И пока он был жив, это было в порядке вещей. И стала ценной вот эта радость встречи, как тебя встречают, когда его не стало. Помню, что он очень сам радовался, когда возвращался сюда. Меня всегда удивляет, как это место для всех становится домом. И если смотреть фотографии Юрия Дмитриевича первые, то у него очень грустный взгляд. Он одинокий, а на остальных фотографиях уже поздних, он улыбается, у него такой живой взгляд. Помню, когда из больницы вернулся, он тоже радовался. Обычно он говорил только, ну вот так осталось у него после инсульта, «делай дело», а когда вернулся из больницы, то видимо от этой радости он стал говорить какие-то другие слова. Например, его положили и он сказал: «Вот и всё!» Когда его спросили: - Пирожки будете?  Он с удовольствием сказал: «Буду!». Судьба у него была очень тяжелая, и как люди все это могут нести, мне не очень понятно.

Клара Алексеевна. Это было что-то потрясающее, когда полшестого утра они с Галиной Ивановной вместе с таким трепетом, пели: «Кресту твоему поклоняемся, Владыко...».  Причем Клара Алексеевна не могла запомнить слова, и она в них так вникала. В каждое слово и все восхищалась, и говорила «Я так люблю Христа!». И через непродолжительное время, может быть, несколько недель, Клара Алексеевна ушла. Говорят, что очень важно именно в этой жизни успеть полюбить Христа. И вот Клара Алексеевна, успела. Как «успение» - успела…

Людмила Степановна, ее мужество, ее подвиг. Ей очень хотелось домой к своему сыну, но ради него, и ради своих близких, она терпела свою болезнь и то, что она не дома с ним. Такая жертвенность. Но болезнь действительно очень сложная. Не сложная, а даже тяжелая. Тяжелый у нее крест был очень.

Трудности служения

Когда меня посвящали в сестры милосердия, было одно чувство - это Божье милосердие, и что это незаслуженно, и любовь.

Мне не трудно было освоить уход. Мне кажется, что Бог дал способность ухаживать за больными, и поэтому все было очень естественно. Из специфических трудностей это болезни, какие-то экстренные ситуации.

Все приемы написаны в Библии. Самый главный прием - поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой. Еще мне очень нравится изречение матушки Матроны «если вам что-нибудь будет неприятно или будут обидное говорить вам старые или больные или кто из ума выжил, то не слушайте, а просто им помогите. Помогать больным нужно со всем усердием и прощать им надо все, что бы они ни сказали и ни сделали».

Человек приходит на работу или меняет место жительства, - всегда нужно потерпеть. Все равно время нужно, чтобы привыкнуть к новым людям, к обычаям, правилам, нужно время. Не отчаиваться. Первое время на любом месте тяжело. Людям трудно, потому что нужно к этому привыкнуть. Но со временем все входит в свой размеренный порядок, все становится для тебя совершенно естественным, твоим. Просто нужно какое-то время подождать и потерпеть. А правила, конечно, здесь есть свои, когда человек приезжает. Они есть, но мне кажется, что достаточно лояльные у нас правила. Все равно стараются подстроиться под каждого человека. Какие-то его слабости, его привычки, под них тоже как-то подладиться.

Если бы я умела молиться, то я бы сказала, что лучшее в помощи подопечным -  это молитва. Хотя какой-то просто труд, забота это тоже, может быть, своего рода молитва. Не обязательно оно в словах, но когда человек уже уходит, все что ты можешь сделать - это облегчить ему страдания. Можешь молитвой - молитвой, можешь лекарствами, то лекарствами. Просто, чтобы человек был в чистоте и ему не нужно было еще заботиться вот об этом. Если страшно, побыть рядом, хотя судя по Анне Васильевне, которая то маму, то Господа поминала, наверное, не всем надо, чтобы кто-то еще был рядом.

Без Божьей помощи нельзя спасти кому-то жизнь.  Но, безусловно, если сложилась какая-то ситуация, и ты что-то можешь сделать — должен делать. И там уже, как Бог даст.

С чувством потери, когда люди уходят, я никак не справляюсь. Мне кажется, что при всей своей естественности, смерть очень неестественна. И когда это случается, ты умом понимаешь, что это неизбежно, и будет со всеми. Но каждый раз испытываешь какое-то разочарование. Потому что хочется все равно, чтобы, сколько бы человеку не было, в каком бы здравии он бы ни находился, он все равно был живой. Утешаюсь надеждой, что Господь знает, что делает. В каждой жизни все равно есть страдания. Что теперь эти люди избавлены от страданий и что они где-то в очень хорошем месте. Где им хорошо. Где нет ни ненависти, ни неприязни, ни боли. Где люди не одиноки и очень любимы.

Бывают случаи, когда наши бабушки уходят почему-то, как Клара Алексеевна или Мария Игнатьевна недавно. Тяжко само по себе расставание, что ты остаешься без этого человека. Уже не можешь с ним поговорить, поспорить, обнять - ничего этого ты не можешь. Но какое-то такое светлое чувство того, что они успели. Для меня слово успение означает, что человек успел понять смысл жизни и вот чему-то нужно было в этой жизни научиться, что он этому научился. И вот про некоторых людей такое ощущение, что они успели. Не умерли, а успели. Просто переехали в другую жизнь и переехали уже совсем новые.

О помощи на патронаже

На патронаже все зависит от того, какая требуется помощь. Иногда достаточно просто показать, как ухаживать. Но бывают такие ситуации, когда нужна физическая помощь. В этих случаях организуется патронажный пост, посещают человека. Мне кажется, что очень важно поддержать родственников словом или даже не словом, а как раз делом, потому что постоянно находиться рядом с больным человеком нелегко. И, если мы, сестры милосердия, которые служат в Обители, можем уйти домой и сменить обстановку, то родственникам, конечно, дома очень тяжело. Они постоянно пребывают в этой болезни, потому что им приходится все равно ее разделять с этим человеком. И тут поддержка нужна. Может быть, иногда даже просто освободить родственников на какой-то день, чтобы они просто могли сходить в кино.

У нас несколько направлений. Есть адреса, на которых требуется какая-то разовая помощь. Например, с помощью наших благотворителей и добровольцев, тех людей, которые жертвуют продукты. Мы развозим их по адресам. Но иногда на этих же адресах, если нас просят, мы можем оказать другую помощь. Например, уборка помещения, если нужно, или были случаи, что нужно сопровождение на лечение, в организацию. Или няней с детишками посидеть. С кем-то погулять, может быть, а есть регулярная помощь. То есть мы оказываем непосредственно уход на дому. Пока у нас таких адресов два. Справляемся мы там преимущественно силами добровольцев. Есть женщины, у которых тоже сердце расположено к именно помощи на дому.  И мы им помогаем научиться правилам ухода, а дальше они уже справляются на адресе самостоятельно.

Патронажное служение отличается организационно. Например, если в Обители подопечных много, то у нас существует разделение по функциям. Кто-то готовит, кто-то прибирает, кто-то ухаживает, а на патронаже это все совмещено. То есть ты готовишь еду человеку, у него дома убираешься и осуществляешь непосредственно уход. Есть еще отличие - здесь мы все равно как будто у себя дома, а будучи на адресе, ты - в гостях. Со временем становишься близким подопечному, но это - со временем, и все равно ты в гостях. Ты не дома.

Спасибо добровольцам. Вся патронажная работа практически строится на добровольцах. Они же и доставляют продукты на дом, иногда помогают в сопровождении в медицинские учреждения или просто в учреждения. На тех двух адресах тоже помогают женщины-добровольцы. Они сами меняют подгузники, готовят еду, кормят, уборку делают, лекарства дают подопечным. То же самое, что и сестры в Обители.

Есть у нас двое патронажных подопечных: Надежда Александровна и Маргарита Ивановна. У них обеих травмы. Надежда Александровна - еще относительно молодая женщина, она не может совсем ходить. Но Господь каждому посылает помощь в том количестве людей, которые человеку помогают держаться на плаву.

Маргарите Ивановне восемьдесят один год. Она - ребенок войны. Пережила войну, хоть и была очень маленькой. Послевоенное время было очень тяжелым. Маргарита Ивановна очень любит песни о войне, рассказы про войну. Может сама рассказывать очень много о том, как они переживали войну, очень животрепещущая тема для нее.

Маргарита Ивановна – большая молитвенница. Очень ей благодарна, она учит нас ничего не делать без молитвы. Если ты начал что-то делать, не помолясь, она останавливает говорит: «Ой-ой-ой, ты не помолилась!». Или, если уже совсем поздно и тебя остановить невозможно, то она вслух за нас обеих молится. Просит, чтобы Господь нас благословил на наше начинание: перед едой ли, повернуться,  переодеться - перед всем обязательно молимся. И, может быть, секрет Маргариты Ивановны, - как не унывать. Потому что я никогда не видела ее унывающей, при всей сложности ее положения. Этот секрет -  постоянный молитвенный настрой и совершенное доверие Богу. И она очень старается примириться со своим положением. Поменять себя, потерпеть свою немощь, потерпеть какое-то наше неумение, наши недостатки. И она это делает очень добродушно. Она за нас всех молится. Она очень благодарный человек. Вот эта благодарность - это тоже секрет Божьей помощи человеку.

Каких-то обязательных типичных черт для того, чтобы стать братом или сестрой милосердия, - нет, потому что мы здесь все разные. И определить, что нас объединяет и что сделало нас братьями и сестрами милосердия, трудно. Какой-то промысел должен быть Божий о человеке. Что именно здесь человеку полезно быть - на месте сестры милосердия, брата милосердия. Полезно для него самого и для тех кому он служит. Каждый нужен на своем месте. Не надо всем быть братьями и сестрами милосердия. Очень нужны строители, президенты, ученые. Каждый человек на своем месте очень нужен.

Своим домашним я очень благодарна за то, что они такую перемену и в моей, и в своей жизни приняли по любви. Для них это было непросто, но они не искали своего. Они думали в этот момент обо мне, а не о себе. А теперь, со временем, этот страх перед непонятным, неизвестностью прошел. Они мне очень помогают. И сестра с зятем, и племянница - как могут. Мамочка временами готовит, когда есть силы, для подопечных, когда несешь им еду на адрес. Они обязательно передают друг другу приветы, интересуются самочувствием друг друга. Мама переживает, если вдруг что-то происходит. Я бы сказала, что сейчас мы всей семьей служим в Обители.

Выгорание

Проблема выгорания. Спасибо большое отцу Василию, старшей сестре Анне Анатольевне, мне кажется, что они за нас стараются решить эту проблему. Стараются подобрать каждому свою меру физической и духовной нагрузки. Где-то поддержать советом, словом обязательно, но многие опытные батюшки и владыка Пантелеймон (Шатов), и батюшка наш отец Василий говорят, как часто нужно исповедоваться и причащаться, читать Священное Писание, святых отцов, молиться обязательно. Где-то отдыхать и где-то находить источники радости для того, чтобы восстановиться. Какие-то совместные встречи, трапезы, они по традиции укрепляют коллектив, сплачивают его, делают людей ближе, это нужно.

Ротация (перемена вида деятельности сестер милосердия) - это известный способ профилактики выгорания сейчас и в светской жизни, и здесь, у нас в приходе, в любом другом месте, это такой реальный инструмент, который на какое-то время может сохранить человека от выгорания.

Забавный случай

Помню трогательный, забавный диалог, когда матушка Нина Кузьминична только приехала жить в Обитель. Вот они встретились в храме с Верой Михайловной. И матушка Нина знакомится с Верой Михайловной и говорит: «Тебя как зовут?» - Вера Михайловна на нее смотрит и говорит: «Вера». Матушка говорит: «А меня Нина». «А сколько тебе годиков?»- спрашивает матушка Нина. Вера Михайловна ей отвечает: «Восемьдесят девять» - а матушка отвечает, сколько ей годиков.

Об ожидании благодарности

Благодарности не  ждем, конечно, потому что ничего особенного мы не делаем. Мы делаем просто свое дело. И правильно говорит наша сестра милосердия Елена Анатольевна, это мы здесь должны быть благодарны. И эта благодарность - она в том, что мы еще здесь, нас здесь еще терпят и в общем-то нам здесь хорошо. Мы у себя дома.


Назад